English
Спецрепортаж:
Конференции:



Виртуальная приемная СПбГУ Бесплатная юридическая консультация Центр экспертиз СПбГУ Сведения о СПбГУ Ассоциация выпускников СПбГУ
СОБЫТИЯ НА ФАКУЛЬТЕТЕплан всех мероприятий

О факультете:

  • Один из ведущих центров подготовки в сфере международных отношений в мире
  • Участник APSIA
  • Более 1000 студентов и около 100 преподавателей
  • Студенты из более чем 50 стран мира
  • Крупнейшая профильная библиотека и центры документации ЕС и ООН
  • Регулярные международные конференции и круглые столы
  • Престиж и репутация старейшего вуза Северо-Запада России

Лента Новостей

Еще одна страна на территории бывшего СССР рискует получить в ближайшее время волну протестов не меньше, чем в Белоруссии. Президент Таджикистана правит страной с 1994 года и, похоже, хочет передать власть своему сыну. Повод тоже похожий, через месяц здесь выборы — и есть целый набор признаков, которые делают ситуацию в Таджикистане крайне похожей на белорусскую.

У Белоруссии и Таджикистана, кроме множества сходных черт, есть и серьезные различия.
«Лукашенко пришел к власти в спокойной, экономически развитой стране, в которой экономический кризис, связанный с перестройкой и развалом СССР прошел свой пик, поэтому с его именем связывались все последующие успехи, — заявил газете ВЗГЛЯД доцент факультета международных отношений СПбГУ Руслан Шамгунов. — Оппозиция была вялой, побеждать ее на выборах было простым делом. Но в нынешних условиях он перестарался с количеством голосов, поданных за него. Кандидаты от оппозиции ему не конкуренты. Многие белорусы от него устали, да и перед ними маячит надежда на ЕС. Соседи эту надежду подогревают».

В Таджикистане же, по мнению эксперта, ситуация была противоположной.
«Территория Таджикистана была беднейшей и при СССР. Население разделено не только по национальному признаку, но и по клановому. „Перестройка и демократия“ привели к гражданской войне, в ходе которой Рахмон пришел к власти и смог удержаться. Он уверенно победил кандидата от оппозиции на выборах после войны, на которых заниматься фальсификациями было рискованно. За первые пять лет своего правления он избавился от оппозиции. Чтобы управлять страной, нужно уметь договариваться с кланами. Оппозиция этого не умеет. В глазах жителей страны нынешний президент — победитель и миротворец. Отсутствие демократии ни для кого не имеет значения, а Европа далеко», — считает Шамгунов.

Слабой чертой отдельных групп таджикской оппозиции является их недоговороспособность. Если в Белоруссии эту роль на себя взяли зарубежные кураторы с территории сопредельных стран, то в Средней Азии такого плацдарма не оказалось.
«Президентские выборы в чистом виде вряд ли способны привести к конфликту, так как оппозиция будет обращаться за поддержкой не ко всему народу, а только к представителям своего клана, который будет вынужден противостоять другим кланам. Поэтому плавный переход власти от отца к сыну не воспринимается так уж болезненно. Вот если при этом или после этого будут нарушены договоренности, тогда — да, вспомнят про „нарушение демократии“. Вокруг Таджикистана нет аналогов Польши, Литвы и т. п., нет ЕС, на чью помощь можно рассчитывать. Зато есть страны, с которыми не урегулированы пограничные вопросы, неспокойный Афганистан и Китай с его территориальными претензиями», — резюмирует эксперт.

Читать полностью: Взгляд (vz.ru)

Просмотров: 87
© 2020 Санкт-Петербургский Государственный университет Факультет Международных Отношений