English
Спецрепортаж:
Конференции:



Виртуальная приемная СПбГУ Бесплатная юридическая консультация Центр экспертиз СПбГУ Сведения о СПбГУ
СОБЫТИЯ НА ФАКУЛЬТЕТЕплан всех мероприятий

О факультете:

  • Один из ведущих центров подготовки в сфере международных отношений в мире
  • Участник APSIA
  • Более 1000 студентов и около 100 преподавателей
  • Студенты из более чем 50 стран мира
  • Крупнейшая профильная библиотека и центры документации ЕС и ООН
  • Регулярные международные конференции и круглые столы
  • Престиж и репутация старейшего вуза Северо-Запада России

Лента Новостей

Решение об отводе американских войск с приграничной территории северной Сирии сопровождалось очередной тирадой Трампа в Twitter, в рамках которой президента США бросало то в жар, то в холод. И хотя он попытался сыграть на популярной в среде его ядерного электората идее возвращения американских солдат домой, последствия принятого решения, вероятно, будут далеки от заявленных целей. Непоследовательность в данном вопросе — это, пожалуй, единственное последовательное развитие событий, которое можно ожидать и сейчас, пишет Денис Голубев, доцент факультета международных отношений СПбГУ.

6 октября после телефонного разговора между президентами Дональдом Трампом и Реджепом Эрдоганом в коротком официальном сообщении Белого дома было объявлено об отводе американских войск с приграничной территории северной Сирии, что фактически означало зелёный свет для давно готовившейся военной операции Турции против курдских отрядов народной мобилизации (YPG) к востоку от реки Евфрат. Решение сопровождалось очередной тирадой Трампа в Twitter, в рамках которой президента США бросало то в жар, то в холод, и его попытки оправдаться перед общественностью сменялись угрозами в адрес Турции. Вскоре американские военные действительно начали покидать свои позиции в городах Телль-Абьяд и Рас-эль-Айн, оставив курдов беззащитными перед лицом турецкого вторжения.

Решение, которое вызвало критику со стороны союзников Трампа по Республиканской партии в Сенате и не было поддержано даже Пентагоном, при всей своей кажущейся импульсивности вполне вписывается в логику непоследовательной и лишенной стратегической определенности ближневосточной политики Вашингтона последних лет. С разгромом Исламского государства как военной машины и квази-государства единственным реальным императивом продолжающегося военного присутствия США на северо-востоке Сирии оставалось сдерживание иранского влияния — через контроль над буферной территорией к востоку от Евфрата и посредством недопущения усиления союзного Тегерану правительства в Дамаске.

Читать далее

Источник: Международный дискуссионный клуб «Валдай»

Просмотров: 59
© 2019 Санкт-Петербургский Государственный университет Факультет Международных Отношений