English
Спецрепортаж:
Конференции:



Виртуальная приемная СПбГУ Бесплатная юридическая консультация Центр экспертиз СПбГУ Сведения о СПбГУ
СОБЫТИЯ НА ФАКУЛЬТЕТЕплан всех мероприятий

О факультете:

  • Один из ведущих центров подготовки в сфере международных отношений в мире
  • Участник APSIA
  • Более 1000 студентов и около 100 преподавателей
  • Студенты из более чем 50 стран мира
  • Крупнейшая профильная библиотека и центры документации ЕС и ООН
  • Регулярные международные конференции и круглые столы
  • Престиж и репутация старейшего вуза Северо-Запада России

Лента Новостей

Для людей моего поколения, интересующихся тем, что происходит за пределами России, слово Руанда имеет вполне определенную ассоциацию. В 1994 году буквально за несколько дней в этом центральноафриканском государстве в результате этнического геноцида погибли около одного миллиона человек, причем «сильные мира сего» молча наблюдали за этой трагедией. К слову, руандийская трагедия во многом способствовала видоизменению точки зрения на государственный суверенитет для общественного мнения Запада и появлению концепции «гуманитарной интервенции».

Для самой же Руанды эта драма привела к новому этапу гражданской войны, в ходе которого к власти пришел выражавший в первую очередь интересы оказавшихся жертвами геноцида народности тутси Руандийский патриотический фронт (РПФ). Лидер РПФ Поль Кагаме уже многие годы является президентом страны (в прошлом году он в очередной раз был переизбран на свой пост, набрав немногим менее 99% голосов), да и в парламенте патриотический фронт занимает доминирующие позиции.

Конечно, с середины 1990-х много воды утекло, РПФ уже сложно классифицировать исключительно как «партию тутси» (являющегося этническим меньшинством в этой африканской стране). По политическим установкам в лице РПФ мы имеем дело скорее с левоцентристской, прогрессистской и одновременно популистской политической силой. С другой стороны, современная Руанда, конечно же, весьма далека от той модели демократии, которая существует в Западной Европе. Да, в стране действуют оппозиционные политические силы, они даже имеют парламентское представительство. Однако все реальные рычаги власти находятся в руках РПФ, контролирующего также ведущие масс-медиа республики и ее силовые структуры.

Соответственно, и на более «низовых» уровнях власти реальный вес РПФ очень высок, эта партия доминирует в местном масштабе, включая управление основными городскими центрами Руанды, начиная с ее столицы — города Кигали. После прихода РПФ к власти практически все руководители столицы страны принадлежали к правящей партии. С прошлого года мэром Кигали (вот уже более 10 лет речь идет об административной единице, объединяющей собственно город и прилегающую к нему столичную провинцию) является видный представитель руководства РПФ и соратник действующего главы государства Паскаль Ньямулинда.

Ныне в столице Руанды проживают более 1,1 миллиона жителей, что делает Кигали городом-миллионником. Сам город был основан лишь в 1907 году немецкими колонистами. После Первой мировой войны Руанда оказалась в состоянии подмандатной территории Лиги Наций, управляемой уже бельгийцами. Когда Руанда получила государственную независимость в 1962 году, Кигали сразу же становится столицей молодого африканского государства. И превращается в основной политический, экономический, транспортный и культурный центр этой небольшой страны.

Если говорить о «левом измерении» в деятельности руководимой РПФ администрацией столицы-провинции, то оно, пусть не очень ярко, имеет место. В частности, здесь речь идет о социальной политике. Безусловно, Руанда вовсе не относится к богатым африканским государствам, но эта страна на протяжении последних лет получает фиксированную финансовую помощь со стороны промышленно развитых стран, общественное мнение которых не перестает чувствовать моральную вину за допущенный в середине 90-х годах прошлого столетия геноцид.

И неудивительно, что значимая часть этой помощи идет на развитие столичного города. В том числе на строительство многоквартирных домов, реновацию или постепенную ликвидацию знаменитых в «Черной Африке» бидонвилей, строительство оснащенных современной техникой акушерских пунктов и клиник, возведение средних учебных заведений и дошкольных структур. Городские власти заинтересованы в том, чтобы снять градус «социального накала» в перенаселенных кварталах Кигали, и, в общем и целом, это им удается.

Одновременно в Кигали активно строятся и небоскребы, в которых располагаются крупные коммерческие центры, банковские учреждения, отели. Руанда привлекает иностранный капитал и роль Кигали в данном процессе весьма и весьма велика.

Очевидно, что Кигали стал гораздо более безопасным городом по сравнению с концом ХХ столетия. Уровень преступности, краж и грабежей в столице Руанды заметно пошел на спад. Улучшилось и состояние транспортной инфраструктуры руандийской столицы. Международный аэропорт Кигали связывает прямыми рейсами не только со столицами африканских стран, но и с такими европейскими городами, как Брюссель и Амстердам.

Кигали очень удачно расположен (в самом центре страны) и именно из него начинаются организованные экологические туры по стране «тысячи холмов», полюбившиеся интуристам из западноевропейских стран. В самом же городе и его предместьях «царствуют» маршрутные такси в виде минибусов, число которых в последнее время заметно увеличилось.

Городская власть вполне успешно справляется с управлением культурных объектов, в частности музейных центров, таких, как Мемориальный музейный центр по руандийскому геноциду или музей Кандт-хауз (названный по имени германского врача и исследователя Африки Рихарда Кандта — основателя Кигали), рассказывающий о природной истории Руанды.

Весьма интересно, что местная власть с большим оптимизмом смотрит в будущее. Недавно был принят рассчитанный аж до 2040 года (!) план городского развития, который предусматривает, что более чем через двадцать лет столица руандийского государства предстанет перед жителями страны и ее гостями экологически чистым и подлинно безопасным городом, в котором будут проживать на постоянной основе около 3,5 миллиона человек. Так или иначе, но можно констатировать, что по сравнению с мрачными временами гражданской войны и геноцида и Руанда в целом, и ее столица, действительно, сделали достаточно уверенный шаг вперед…

Руслан КОСТЮК
Источник: Sensus Novus

Просмотров: 112
© 2018 Санкт-Петербургский Государственный университет Факультет Международных Отношений